ПРО ДЕМИДОВСКИЕ САМОДУРСТВА

В Государственном архиве Свердловской области в фонде Бирюкова Владимира Павловича сосредоточены записи устного народного творчества уральцев, в том числе записи о Демидовых. Среди них – запись со слов учительницы Анны Ивановны Зеленцовой из Камышлова, озаглавленная ею «Про демидовские самодурства». 
 
«Странствовавшие портные из крепостных, каких господ не знаю отпущенных на оброк, работали в Нижнем Тагиле, в том числе на семью Демидовых. Пришлось им шить салоп для дочери Демидова к Пасхе. Материал был выписан из Москвы или Петербурга и получен поздно. Демидов приказал, чтобы салоп был готов, если уж не к заутрене пасхальной, то обязательно к обедне. Швейных машин не было, материал дорогой, заказчик важный и строгий. 
Шьют портные последние дни перед Пасхой и ночью и все-таки не закончили шить. Отошла заутреня, все вышли из церкви, ждут звона к обедне. Звона нет. 
Только в двенадцать часов дня был окончен салоп, и Демидов отдал приказ звонить к обедне. 
Этот рассказ и слышала от своих матери и бабушки, у которых в доме квартировали эти портные. 
Этот ли тоже Демидов, по приказу которого звонили к обедне в Пасху в двенадцать часов дня, не могу сказать, — выдавал свою дочь замуж. Рассердился за что-то на нее и сказал: 
— Чтобы ты не забыла, что твои предки – лапотники, такой и подвенечный наряд у тебя будет. 
И сделали такой наряд: одна половина – из дорогой шелковой материи, другая – из рогожи; на одной ноге – дорогой красивый башмачок, а на другой – лапоть.  Так и венчалась демидовская дочь».
Сообщено в июле 1936 года. 
 
(ГАСО. Ф. р-2266. Оп. 1. Д. 130. Л. 55). 

 

Хозяйская блажь

Запись из фонда Бирюкова Владимира Павловича со слов Николая Власовича Сибирякова, уроженца Нижнего Тагила, слесаря и оружейного мастера, озаглавленная им «Хозяйская блажь». Речь идет о посещении Елимом Павловичем Демидовым (1868-1943) Нижнетагильского завода в 1891 году.
 
Фото Елим Павлович Демидов
 
«У Демидова Павла Никитича было три сына: Елим, Павел и Анатолий. Елим был женат на Воронцовой-Дашковой; был консулом в Греции. Второй, Павел, был горным инженером, но потом еще учился во Франции. Вот был не похож на всех остальных Демидовых: маленького роста, а те все были такими здоровяками. Младший, Анатолий, был мне ровесником. 
В Тагиле, где теперь горсовет, раньше было главное управление демидовских заводов, а сзади, поближе, рядом, где музей, — княжеская квартира. 
Как-то летом Елим приехал в Тагил. В то время я собирал на заводе воздуходувные машины. Демидов ходил по всему заводу, во все цеха заглянул. 
Вообще нужно сказать, что в роду Демидовых выкидывать разные такие штуки. Вот однажды утром, часов так в девять, Елим вышел из своей квартиры на площадь, где тогда был собор. На Елиме тогда была светлая летняя пара, низенькое шляпо. Увидал, что мимо едет на таратайке рабочий. Подозвал его к себе. Тот подъехал к Демидову. Все-таки знал, что хозяин. Елим начал спрашивать рабочего, откуда и куда он едет. Тот сказал, что едет с рудника к новому мосту домой. 
— Давай, вези меня…
А таратайка на двух колесах, вся испачкана рудой. Рабочий и говорит Елиму: 
— Да куда вы сядете, ваше сиятельство! Видите, как вся испачкана.
— Ничего не значит!
И Демидов сел в эту таратайку. 
Елим расспросил рабочего, как он живет, сколько зарабатывает, какое семейство. 
Когда подъехали к дому рабочего, Елим слез и подал ему пятьдесят рублей. Сказал при этом: 
— Одень семейство, как следует. Водки много не пей, а только в праздник. 
Ну, мужик редко с лошадью зарабатывает такую сумму в месяц. Был, конечно, очень доволен, поправил свои дела, семью одел. Елим, весь перепачканный, так и отправился к себе обратно».
Записано 30 декабря 1947 года в Свердловске. 
 
(ГАСО. Ф. р-2266. Оп. 1. Д. 130. Л. 13). 
 

 

 

Добавить комментарий